Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Лучше жить стоя, чем умереть на коленях.

Не будите в животном человека.

История о том, как в птичьем сердце извергся вулкан человеческих страстей, и что из этого вышло.

Попугай Георгий остервенело чесал спину о прутья клетки. Блохи сегодня что-то особенно раздухарились и устроили чехарду прямо между его лопаток. Аккурат в том самом месте, где наш герой не мог их достать ни клювом, не своей когтистой лапой.
[Spoiler (click to open)]
«Ну, погодите же, паскуды!» — раздражённо повторял он про себя, энергично ёрзая спиной о металлические спицы.

Георгий (он же Жорик, он же Жора, он же Гоша, он же Гога), серый жако, проживал в незапираемой клетке, стоящей на облупленном комоде в зале квартиры Эммы Александровны Ниточкиной, преподавательницы русского языка, старой девы. Жизнь у попугая была размеренной. Никаких волнений и забот. По его мнению, это было счастьем. Он наслаждался тишиной и покоем. Два года и семь месяцев назад он проживал в семье, в которой было два человеческих детёныша, периодически поджигавших ему хвост, и кот, который время от времени пытался его сожрать. Георгий вёл непрерывную изнурительную борьбу за выживание. Слава Богу, этот период попугайной жизни закончился благополучно. Вскоре Георгий надоел детям, маме этих детей надоела семечковая шелуха, которую тот сплёвывал из клетки на пол, коту он надоел своей недоступностью, и на семейном совете было решено отдать птицу одинокой соседке по лестничной площадке. Этой соседкой оказалась Эмма Александровна.

Георгий вёл уединённую жизнь холостяка. Его хозяйка была поклонницей фантазий британского учёного Томаса Мальтуса — планете грозит беда по причине ея перенаселения — и отказывала в общении с лицами противоположного пола не только себе, но и своему пернатому компаньону.

Отсутствие любви и любовных утех хорошо сказывалось на физическом здоровье нашего героя, однако создавало некоторые проблемы психологического плана. Георгий стал сверх меры романтичным. И… чему суждено было случиться, случилось. Он влюбился. Влюбился самозабвенно.

К Эмме Александровне на уроки русского приходила некая девица, Алина Расторгуева, ученица 11 В класса, средней школы № 1468.  Прелестное розовокудрое и черногубое создание с четвёртым размером груди. Сложена девушка была, как Венера. Мечта педофила. Одета она всегда была несколько странновато — в синие ботинки Timberland, чёрные чулки с дырками, короткую кожаную юбку, курточку кислотного зелёного цвета и в блузку в фиолетово-оранжевых разводах. Но чёрт ногу сломит в этих современных модах.

Едва заслышав её голос, наш герой стремительно летел к Алине. Садился к ней плечо, нежно перебирал клювом католический крестик в её ухе, целовал в щёчку, в шею  у затылка там, где начинают расти волосы, в надключичную ямку. Шептал ей признания в любви на невнятном птичьем языке, напоминавшем звуки, которые иногда издавал живот Сергея Васильевича, мужа и отца бывших владельцев попугая. Алина хихикала и гнала птицу прочь. Георгий садился на люстру над столом, где проводились занятия, неотрывно смотрел на свою Леду, и умилялся.

Прошёл месяц. Месяц безответной любви. Месяц счастья и горя, которые словно маятник то окунали его в пучину отчаяния (когда Алина отсутствовала), то возносили на немыслимые вершины райского наслаждения (когда попугай сидел на плече девушки). Георгий предпринимал героические усилия по усвоению человеческого языка, чтобы объясниться с предметом своей любви. Он постоянно что-то бормотал в своей клетке дни и ночи напролёт, до тех пор, пока хозяйке это не надоедало, и она не накидывала выцветшее банное полотенце на жилище нашего мученика. В этом махровом сумраке Георгий ненадолго забывался тревожным сном.

Всё оборвалось внезапно. В один из дней, закончивши занятия, Алина расплатилась с хозяйкой и, поблагодарив ее, скрылась за входной дверью. Попугай, как обычно подлетел к окну, чтобы бросить последний взгляд на красавицу. Алина выпорхнула из подъезда. Там её ждал какой-то жидконогий дрищ рядом со стареньким опелем. Девушка подбежала к нему, страстно обняла и поцеловала. Затем они сели в машину и умчались. В глазах Георгия потемнело. Жизнь потеряла всякий смысл. Им никогда не быть вместе. Что же делать?!

Эмма Александровна, проводив ученицу, занялась приготовлением еды. Она, поглядывая на экран работающего телевизора, шинковала луковицу для диетического супчика. Георгий слетел с форточки прямо на стол, оттолкнул овощ прочь и занял его место, подставив горло под нож. Рассеянная хозяйка, не заметив подмены, занесла сверкающий клинок. Жизнь попугая завершилась.

Вдруг из телевизора раздались чарующие звуки песни в исполнении Стаса Михайлова. Ну какая же старая перечница сможет устоять перед этим! Нож выпал из рук Эммы Александровны. Она бессознательно смахнула лежащего на разделочной доске Георгия в помойное ведро и словно сомнамбула, не отрывая взгляда от телевизора, двинулась к дивану.

Какая ирония судьбы! Вместо скорой смерти оказаться среди луковой шелухи и картофельных очистков! Наш герой выпорхнул из ведра и вырвался на улицу, пробив марлю, которой была затянута форточка. Клюнул курящего на балконе этажом выше Вовку Мартусеева в лоб и полетел прочь.

Судорожно размахивая слабо приспособленными к полёту крыльями и громко каркая, Георгий унёсся в промозглую московскую слякоть. Две вороны, терзавшие дохлую крысу у помойки, проводили его изумлёнными взглядами.

Вовка ошарашено потёр голову: ни хрена себе!

P.S. Больше попугая никто и никогда не видел.

P.S.S. Через ранку на лбу молодого человека Георгий заразил того пессимизмом. И с тех пор Владимир, влекомый  чувством глубокой неудовлетворённости окружающей действительностью, бросил ежевечерний просмотр ю-тубовских роликов и занялся написанием велеречивых и тягомотно-нудных фанфиков. Которые он затем отправлял на литературные конкурсы в жж.