igor_adelman (igor_adelman) wrote,
igor_adelman
igor_adelman

Зима, весна, лето, осень… И снова зима. (Часть 2. Окончание)

Прошло два года.

[Spoiler (click to open)]Известие о том, что его сокращают застало Валеру в Инте. Он был в своём номере, в гостинице, когда ему позвонил его начальник и сообщил об этом.

Там, на верху, изменился расклад сил. Произошло перераспределение доступа к государственным заказам. Друзья президента захотели прибрать к рукам строительный бизнес компании, в которой работал Валерий. Тысячи, десятки тысяч, людей были выброшены на улицу. Валера в одночасье остался без работы. Он заехал к Марине, но так и не смог сказать ей, что это конец. Он всё же надеялся, что стройка не закончится и он сможет устроиться на подобную должность в новой компании, которая унаследует объект. Высокий покровитель, который помогал Валере в карьерных войнах, вышел на пенсию.

Уже из Москвы он позвонил Марине и сообщил об этом. Но не стал говорить о своих страхах. Да она и так всё поняла.

Через полгода он всё же смог устроиться в маленькую фирмёшку из Казани, которая подрядилась произвести небольшую часть работы, которую выполняла старая фирма Валерия. Участок в районе Воркуты, совсем небольшой, фирмочка тоже совсем маленькая, зарплата была ошеломительно низкой. Жил Валерий у Марины в квартире совсем на правах мужа.

Он провожал её на работу и встречал с работы. Они вместе ходили по магазинам за продуктами. Валерий мыл посуду и иногда готовил еду. Мать Марины звала его зятем. Светлана же говорила: «я люблю маму и приму любой её выбор». Но, похоже, Валерий всё же мешал девочке. Она ревновала свою мать к нему. Ну а Кошке было всё равно.

Работа в этой фирме у Валерия не пошла. Денег было совсем мало. Постоянно приходилось разрываться между Казанью, Москвой, Ухтой, Воркутой. Руководство фирмы не могло понять, зачем им нужен такой специалист — доставку проектных материалов осуществляла компания-заказчик, а своих грузов у них было совсем мало и нужды в создании отдельного подразделения, которое бы этим занималось, не было. Валеру попросили уйти.
И снова Валера побоялся сказать об этом Марине с глазу на глаз.

Это был конец.

Последний раз Валерий видел Марину, когда та была проездом в Москве. Она летела на отдых за границу. Работы у него не было, денег тоже. Зато была масса свободного времени. Они с Мариной гуляли по Москве, сидели на лавочке в парке Горького, ели вареную кукурузу. Потом Валера доехал с ней до Домодедово. Рейс был утренним. Они поужинали в кафе. Долго стояли обнявшись. Марина плакала. Люди оборачивались на них, но им не было до этого дела.

Через десять дней Марина ехала обратно. Они снова встретились. Теперь он провожал её на Ярославском вокзале.

*****
Валера уходил. Шёл по перрону, опустив голову и плечи. Шёл, как побитый хозяином пёс, медленно, едва поднимая ноги, толстый, не первой свежести, мужчина. Марина смотрела ему в след, слёзы текли по её щекам. Она ждала, когда же он обернётся. Он не обернулся.

*****
После её отъезда у него случился первый инсульт. Его семья была на даче и Валерий почти сутки пролежал в полубессознательном состоянии на кухонном диване, едва добираясь к унитазу. Кое-как заплетающимся языком  вызвал скорую. Его увезли в больницу, откуда врачи сообщили семье. Валера провёл в клинике две недели. Потихоньку он снова начал ходить, постепенно подвижность в членах восстановилась. Всё вернулось, за исключением всегда присущей ему лёгкости и беззаботности.

Он снова полгода пробыл без работы. Лежал дома на диване, повернувшись лицом к стене, изредка по-стариковски шаркая в туалет или на кухню.

Через полгода Валеру нашёл его бывший сослуживец. Женька чувствовал себя обязанным Валерию Николаевичу  и позвал того на работу в строительную компанию, которая проворачивала свой маленький бизнес в столице. Совсем небольшой — два объекта в Москве, один в Ульяновске, один в Тамбове — детские садики, больницы.
Работа, дом, работа, дом, работа… каждый день по три-четыре часа в дороге — полтора-два утром на работу, полтора-два вечером с работы. Иногда выезд на пару дней в Ульяновск или Тамбов. Зарплата ещё меньше, чем в той Казанской фирме.

По вечерам вялая переписка с Мариной на мамбе, потом через Вконтакте, и не каждый день.

Чувствовал себя Валерий плохо. Организм перестал слушаться своего господина. Второй инсульт. Уже серьёзнее. Он совсем потерял кожную чувствительность. Для ходьбы стал нужен костыль.

Дела шли всё хуже и хуже. Строительство заглохло. Сотрудники разбрелись кто-куда. Потом до Валеры дошли слухи, что всё руководство – хозяин фирмы, главный инженер, начальник отдела снабжения находятся под следствием.

В этот раз с поиском работы Валерию повезло больше. Он почти сразу нашёл место на стройке века в Якутии. Силы, потихоньку вернулись. Но с Мариной связывающая их ниточка совсем истончилась, едва не обрываясь. На фотографиях, которые она иногда присылала ему, Марина выглядела посуровевшей, складки горечи окружили её рот. Прошли зима, лето. А в начале следующей зимы она написала, что стала встречаться со своим старым знакомым. Бывшим мужем? Отцом Светланы? Кем-то ещё? «Было тухло», — написала она. Мужчина этот звёзд с неба, явно, не хватал. Но был рядом. Удобен, как мятная жевательная резинка. Не жёг того места в груди, которое тревожил Валерий. С ним можно было слетать в Тай. Он был близок по интеллектуальным запросам, слушал ту же музыку, умел читать. Чего, впрочем, делал не часто. Свой ухтинский парень.

Взрыв отчаяния заслонил перед Валерием весь мир. Мольбы, слёзы, взаимные проклятия. Он своим отчаянием пугал её. За год до этого Марина избавилась от всего, что напоминало ей о Валерии. Кольцо она выбросила на перекрёстке.

*****
«Я не хочу быть одинокой. Ты не смог избавить меня от одиночества. Ты всегда уходил, и я не знала, вернёшься ли ты. А я оставалась одна. Ты не стал, той стеной, которая оградила бы меня от пустоты. Ты не стал домом для меня. Я гладила твою спину, и мне казалось, что жизнь втекает в меня через мои ладони. Но было совсем наоборот. Я теряла силы, касаясь тебя. Я попала в ловушку. Ты манил, ты обещал, но ты не давал, только брал. Забирал мою жизнь».

«Светлана видела в тебе отца. Ты думал о ней, когда уходил? Ты думал, что для неё означали твои уходы»?

«Моя мама в тебе видела мужа своей дочери. Ты думал об этом, когда уходил? Ты думал, что для неё означали твои уходы»?

У него не было ответа.

*****
Он был вечно не спокоен, вечно не удовлетворён, вечно чем-то одержим, ему всегда мало.  Только Марина могла немного притормозить его бесконечный бег. Бег от чего? От кого? Почему он не мог остановиться? Почему? Он же нашёл её. Стой! Хватит! Ты же пришёл!

И он снова срывался в бессмысленно-бесконечное кружение.

*****
Марина изменилась. Спустя время, проведённое в разлуке, к ней пришло осознание, что изменилась она не в лучшую сторону. Он наградил её болезнью, болезнью рождения души. Для излечения от которой нет лекарств. Её, эту болезнь, можно вылечить только силой. Разлука дала ей эту силу. Марина стала сильной. Этих сил достало, чтобы вернуться в свою раковину.

Цепь событий, составляющих этот рассказ, песчинка за песчинкой проникали в убежище, в котором покоилась наша героиня. Эти события тревожили её, и раз за разом, покрываясь слоями перламутра, наконец, превратились в жемчужное ожерелье. Марина воспринимала этот перламутр ржавчиной. А зуд от песчинок изжогой.

Она сказала ему, что повзрослела. Но это было не так. То, что она принимала за взрослую суровость, было подростковой жестокостью. Так дети не чувствуют, что причиняют боль.

«Я не люблю тебя. И никогда не любила. Мне нужен был отец, которого у меня никогда не было»

*****
Она никогда не простит его. И никого не было рядом, кто бы смог научить её, как прощать подобных ему мужчин. Потерявшихся мальчиков. Мальчиков, которые поверили, что их нашли. Щенка, которого подобрали, накормили, приласкали, а потом выпроводили за дверь в уличную слякоть. Зачем? Почему?

*****
Валера судил себя и вынес приговор.

*****
Телефон едва тренькнул, извещая смской Валерия о количестве машин, которое сегодня ожидается под погрузку. Звук был совсем тихим — громкие звуки его раздражали. Он вообще отключил бы его, но это была единственная ниточка, связывавшая его с внешним миром.

Валерий передал смску мастеру на склад и повернулся в постели, намереваясь спать дальше. Было около десяти утра. На улице стоял полумрак. В тех краях зимой утро наступает поздно. В доме он был один. Его напарник, инженер входного контроля уже ушёл на погрузку. Сашка всегда просыпался рано, потихоньку, стараясь не разбудить Валерия Николаевича, одевался, завтракал и уходил на работу. Характер у Валеры за этот год испортился совсем и окружающие старались не задевать его, чтобы не нарваться на взрыв ругани. Сослуживцы уважали Валерия, он был остроумен, весел, справедлив, но, иногда, в него вселялся бес, и Валера становился очень неприятен, а должность позволяла ему доставить им проблемы. Жили они с Сашкой в деревеньке, расположенной возле главного склада их организации, в доме, который снимала компания для своих сотрудников. Обычный деревенский дом с русской печью посередине, разгороженный дощатыми перегородками на четыре секции-комнаты. Перегородки эти не доходили до потолка — чуть выше человеческого роста. Было это сделано для того, чтобы теплый воздух от печи свободно расходился по всему дому. Туалет и баня располагались в отдельных строениях. Справить нужду зимой было приключением – мороз далеко за сорок, каловые массы смерзались в сталагмит, который сантиметров на тридцать возвышался над отверстием в полу. Приходилось регулярно его рубить, специально лежащим здесь же, топором.

Вставать не хотелось, но Сашка, паршивец, ушёл, не затопив печь. Теперь зверски хотелось в туалет, в доме стоял собачий холод — уже всю неделю морозы стояли под пятьдесят и дом, сколько его ни топи, выстывал моментально.

Валерий предпринял попытку борьбы с переполнением мочевого пузыря, стараясь убедить себя, что это не имеет к нему ни малейшего отношения, но, в конце концов, скинул одеяло и сел. Спал он в тёплых спортивных штанах и худи, натянув на голову капюшон. Пар изо рта доказывал, что в помещении на самом деле холодно. Хоть бы в доме остались дрова, чтобы не переться за ними на улицу! Возле печи лежали пять поленьев — обычная разовая загрузка. Валера мысленно поблагодарил Создателя, помочился в умывальник, он иногда это практиковал, пока никто не видел. Скорее всего так делал не он один, Валера подозревал, что напарник тоже не всегда выходит облегчаться на улицу в мороз. Но ловить за этим делом Сашку ему не хотелось — у самого рыльце в пушку.
В доме стало теплее. Он привёз на санках дров на предстоящие сутки, наполнил ими печь ещё раз. Валенки у него были подбиты толстым протектором с металлическими шипами, которые оставляли вмятины на полу. Хозяйка дома ругалась по этому поводу, она летом полы обновила, покрыв их несколькими слоями краски. Но Валерию было наплевать на её беспокойство — он продолжил ходить по дому обутым.

Стало совсем тепло. Валерий разогрел и поел борща, оставшегося с ужина. Выпил горячего чаю и, помыв за собой посуду, начал готовиться к выходу на работу. Оттуда пока не звонили, значит машины ещё не подошли.
Когда он уже курил на улице, позвонил напарник и сообщил о прибытии техники. Тут же позвонила Аннушка, девочка, которая вела документооборот и повторила Сашкино сообщение, только в более живых выражения. Она, как всегда, забыла поздороваться.

— Валерий Николаевич! Пришло четыре самосвала и две площадки! Что в них грузить?! — её голос напоминал писк синицы якутской отрывистой артикуляцией и звонкостью.

— Анна! Доброе утро!

— Здравствуйте, Валерий Николаевич! — Аннушка немного сбавила темп.

— Начинайте в самосвалы грузить УЧК. Я уже иду, разберёмся! Не торопитесь, всё успеем!

— Валерий Николаевич! Водители ругаются, что мы их не грузим! А Сашка опять пьяный!

— Не страшно, ты этого не видела, и я тоже… Я уже иду. — Сашка пил каждый день. Он становился проблемой, требующей решения, — забери у водителей путевые листы, чтобы они не смылись сразу после погрузки.

На работе он проверял правильность заполнения документов, подписывал их, говорил с водителями за жизнь. Напарник всё время был на улице, осматривал отправляемый груз, считал его и, между делом, прикладывался к бутылке. К концу погрузки он едва стоял на ногах. Пришлось посадить его в последнюю машину и отправить домой. Сам он на таком морозе не дошёл бы и мог замёрзнуть. Солнце зашло, стало ещё холоднее.

Валерий остался один. Он заполнил ежедневную сводку и отправил её в Москву. Заполнил реестр отгруженных материалов и запросил технические паспорта на них. Проверил остатки и сроки действия заявок на выдачу. Провёл небольшое документальное расследование по потерявшимся контейнерам. По его результатам была рождена следующая служебная записка, которую Валерий отправил своему начальству:
                                                    Директору Департамента материально-технического снабжения
                                                        Паланник Елене Михайловне
                                                        от руководителя группы отдела логистики
                                                        Кима Валерия Николаевича.

о наличии контейнеров
LORP0214501 и LORP4511557
на базе временного хранения 377 км


  •                                                                   СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА


Довожу до Вашего сведения, что 20-футовые контейнеры LORP0214501 и LORP4511557 с грузом пустых кислородных баллонов (218 шт. и 203 шт. соответственно) 26 сентября 2017 года были отправлены с БВХ 377 км на БВХ 016 км автомашиной ООО АТА TATRA гос.№ АА 551 К 14, водитель Соин С.И. Машина прибыла на БВХ 016 км 30 сентября 2017 года. Контейнер LORP0214501 был оприходован на БВХ 016 км о чём имеется подтверждающий документ, подписанный кладовщиком БВХ 016 км Борщовым С.Н. Скан подписанной ТТН № 791А прилагается. По утверждению кладовщика Борщова С.Н. контейнер LORP4511557 на склад БВХ 016 км не приходил. Однако, согласно Реестру перемещений контейнеров, контейнер с таким номером был отправлен 15 октября 2017 года с БВХ 016 км на железнодорожную станцию Эльбан с грузом пустых кислородных баллонов, где был погружен на железнодорожную платформу и отправлен в г. Хабаровск. Выписка из Реестра прилагается. Этот факт свидетельствует о том, что контейнер LORP4511557 однозначно дошёл до БВХ 016 км.

Руководитель группы Ким В.Н.
17.12.2017


                                                                                      *****

Морозной ночью он шёл с работы. До дома было полторы тысячи шагов. Валера постоянно считал до середины, а с середины начинал считать в обратном порядке. Это помогало не думать. Было совсем тихо, даже деревенские собаки молчали. Внезапно поддавшись порыву, он осуществил шаг, которого страстно желал весь последний год и свернул на боковую просеку, ведущую к деревенскому водозабору. Зимой по ней изредка проезжали местные жители, которые ставили капканы на соболя. Он шёл по колее, непроизвольно ведя счёт шагов, потом сбился, перестал считать, и просто шёл. Следы снегоходов раздваивались, сдваивались снова, под конец остался след одного. Идти стало трудно. Валерий свернул в лес, прошёл ещё метров пятьдесят по целине. Он сел в снег, привалившись спиной к стволу дерева, достал пачку сигарет. «Нужно бросить курить», привычно подумалось ему. Валера улыбнулся этой своей мысли и закурил. Он сидел и курил. Небо посерело на востоке. Над горизонтом поднялась Венера, предваряя восход солнца. Он перестал чувствовать холод, ему стало тепло, тревожный ком в животе распустился.

Зачем? Почему? Кажется, сейчас он узнает.

*****
Сердце сделало перебой, снова пошло, затем остановилось, уже окончательно. Облачко пара перестало клубиться возле рта. Бабочка села на лицо нашего героя, развернула радужные крылья, прикрыв слепой, выражающий растерянность, взгляд голубых глаз, на которых блестел лёд.



P.S. Конечно же, всё закончилось не столь театрально. Валерий, посидев в снегу, и вконец закоченев, кое-как поднялся и побрёл в дом, служивший ему пристанищем. Напарник метался в алкоголическом бреду. Валерий растопил печь, немного согрелся, поужинал и лёг. На него навалилась простуда. Четыре дня после этого приключения он провёл в постели. Оксанка, хозяйка дома, варила ему куриный супчик, топила печь и поила чаем с брусничным вареньем. Валерий отдавал распоряжения по телефону, Аннушка расписывалась вместо него в транспортных документах, Сашка же на время его нетрудоспособности героически воздерживался от употребления горячительного. Всё обошлось.

Прошло ещё два месяца. Наступил апрель, зимники поплыли. Перевозка грузов остановилась и Валерий поехал домой. Предполагалось, что отпуск продлится до середины июня, до открытия навигации по якутским рекам, когда услуги Валерия вновь понадобятся его работодателю.

В один из дней, уже дома, Валерию стало плохо. Было подозрение на очередной инсульт. Его забрала скорая, в больнице сделали МРТ и выяснилось, что проснулась опухоль, имеющаяся у него с рождения. Нашего героя сразу прооперировали в Склифе, вскрыли череп, распилили два верхних позвонка и удалили лишнее.

Но во время операции всё пошло не так — одна остановка сердца, другая. Очнулся он счастливым идиотом, пускающим слюнявые пузыри и испражняющимся под себя.

Так иногда случается с ангелами, если они не выполнят своего  земного предназначения и не смогут поселить душу в созданном ими существе. А вы не знали этого, дорогой читатель?

Марина вышла замуж за своего старого друга и была счастлива тем, что избежала судьбы женщины, ухаживающей за калекой до конца его дней. Миловидный бездушный кадавр. Тело без плоти, рефлексы без чувств, сознание без души.

Лепидоптера.
Subscribe

  • Татьяна

    Она была хороша. Для меня, двадцати двух летнего крайне стеснительного студента-практиканта, она была нестерпимо хороша. Загнанное внутрь либидо…

  • Настоящее – провозвестник будущего.

    Уроки закончились. Пантелеев Серёжа, ученик пятого класса, сложив учебники в портфель, вышел в коридор школы. Дорога домой была не длинной, но…

  • Петиция: Свободу Рамилю Шамсутдинову

    Петиция Дедовщине не место в армии!!! Отправить парня на реабилитацию и вынести оправдательный приговор! Пятница, 25 октября, 18.20, войсковая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments